Отправить статью или инфоповод

«Подстелить соломку», или Как не сжечь сотрудников на удаленке

«Подстелить соломку», или Как не сжечь сотрудников на удаленке
Иллюстрация: @designecologist/Unsplash

В 2020 году компании в экстренном порядке переводили сотрудников на «удаленку». Такой формат преподнес новые проблемы, начиная от ослабшего контроля за работниками и заканчивая эмоциональным выгоранием подчиненных. О том, что делать с негативными последствиями дистанционной работы, пишет CEO компании «Технофабрика» Мария Орлова.

Весной 2020 года бизнес уходил на удаленку на месяц или два. До лета. До конца коронавируса. До лучших времен. Прошло лето, вторая волна коронавируса, и лучшие времена тоже прошли, но с варианта «потерпите, скоро вернемся в офис» удаленная работа незаметно перешла в режим нормы. Не успели оглянуться, а это уже мейнстрим, и 24% компаний планируют реорганизовать офисы с учетом удаленки, а 12% вообще готовы отказаться от части площадей. Мы 4 года работаем удаленно и знать не знали про эти цифры, если б не партнеры и клиенты. Они, оказывается, не очень рады переходу на стабильно удаленный режим работы. Пришлось вникнуть, углубиться, задать тысячу вопросов, чтобы понять, какие сложности всплывают при переходе приличной, давно работающей компании на удаленку.

Сразу оговорюсь — не ставлю целью кого-то чему-то научить. В этом обзоре я собрала выжимку основных проблем, с которыми офисные сотрудники сталкиваются в режиме home office. Хорошо, если эта выжимка поможет «подстелить соломку» в нужных местах, если вы тоже задумываетесь отказаться от офиса и перевести людей на работу из дома.

Дилеммы субординации

Когда общение переходит в чаты, а задачи в таск-менеджеры, ломаются привычные паттерны субординации. Тем более, если используются сразу несколько каналов связи. В вопросах появляются смайлики, эмоции превращаются в скобочки, а то, что раньше выражалось слегка вздернутой бровью, приходится тщательно формулировать. Причем, если в офисном режиме четко работали три стандартных формы — просьба, приказ и рекомендация — в текстовой коммуникации чатов они смешиваются. Сложно сформулировать строгое распоряжение, выразить крайнее неудовольствие, провести грань между настоятельной просьбой и мягкой рекомендацией.

Людям, у которых деликатность и тактичность вшиты в гены, проще перейти с реального общения на удаленное. Тем же, у кого проблемы с субординацией были и раньше, на удаленке становится в разы сложнее. И подчинять, и подчиняться.

Психологические проблемы

«Почему только про текстовую коммуникацию? Есть же видеосозвоны, конференции и Zoom-планерки?», — спросите вы. Да, Zoom удобен, но он не панацея. Уже в первом квартале 2020 года появился термин Zoom fatigue — «усталость от зума». Это новое явление в новой реальности удаленной работы, удаленного общения, удаленного обучения.

С видеосвязью единственный способ показать, что вы слушаете и слышите — постоянно смотреть в камеру, глаз в глаз. Но через камеру невербальные сигналы считываются слабее и на их обработку требуется больше энергии. Получается, что когнитивная нагрузка при видеосвязи намного выше.

«При обычных разговорах у людей наблюдается очень прихотливое движение глаз, напоминающее танец, мы устанавливаем контакт и затем отпускаем его. В онлайн-встречах мы этого лишены».

Исследователь из Стэнфордской лаборатории виртуального взаимодействия Джереми Бейленсон (Jeremy Bailenson)

Есть еще одно чисто психологическое явление: во время видеозвонка вы видите свое изображение. Это создает дополнительное напряжение: вот тут выбилась прядь, а тут свет падает так, что под глазами мешки по полкило, а так лицо в тени... Видеть самого себя во время беседы неестественно, непривычно, неудобно. Именно отсюда тот подсознательный дискомфорт, на который жалуются участники Zoom, Skype и прочих видеоконференций. В Стенфорде уже проводят на эту тему исследование, а пока некоторые западные компании переходят на работу в режиме Zoom free friday.

Вообще, когда вы не в коллективе, вас проще игнорировать. Можно не брать трубку, не отвечать в чате или отвечать односложно. В итоге чтобы добиться чего-то от коллеги или подчиненного, приходится прилагать больше сил, больше напористости и целеустремленности. Получается, что вы вроде и сидите на одном месте, не скачете из переговорной в переговорную, не мечетесь между замдиректора и финдиректором, но устали как раб при сборе хлопка. И так каждый день. Результат — психологическая перегрузка, хроническая усталость и их друзья — выгорание, тревожность, депрессия.

Офисные сплетни, споры о мужьях и воспоминания о танцах на корпоративе — это, оказывается, важная часть энергии социальных связей. Если проще, то без случайных разговоров в коридоре, шуток и коротких перепалок перед совещанием люди перестают чувствовать себя живыми. Асиф Газанфар, профессор психологии из Принстонского института нейробиологии, очень неплохо это выразил: «Разговор — социальная смазка, не обязательно используемая для передачи информации».

В неформальном личном общении люди немного ослабляют свои поведенческие рамки и завязывают, поддерживают и укрепляют социальные связи. А социальные связи для приматов, между прочим, главный способ выживания в кризис.

Дырявая коммуникация

Когда людей разделяют мониторы и километры, социальные связи ослабевают, и они теряют личный, мощный тип коммуникации. Может не задумывались, но личный — это самый агрессивный и эффективный тип коммуникации. Он одновременно звуковой и визуальный, к тому же очень быстрый. Тут вам и мимика, и жесты и невербальные реакции — богатейший язык тела и поз. Люди, привыкшие к такому формату общения, на удаленке ощутили себя немыми и глухими. К сожалению, монитор и камера «съедают» большую часть харизмы, эмпатии и силы убеждения и с этим ничего не сделать.

Что интересно, сложнее всего на удаленке оказалось не экстравертам, а интровертам. Им всегда нужно было чуть больше времени для налаживания социальных связей и установления контакта. И вот удаленка, меняются устоявшиеся способы общения, меняется окружение, из ближнего круга пропадают люди, с которыми они притерлись и научились контактировать. Им на смену приходят онлайн-чаты с их публичностью и ощущением, что выступаешь на публику... Для интровертов это боль и слезы, а никак не стимул для креатива и продуктивности.

Во втором круге ада оказались гиперответственные, педантичные сотрудники, которые привыкли к четкой процедуре передачи информации. У них были четкие обязанности, определенный круг ответственности, и тут вдруг новые процессы, частично завязанные на других. Если они не дозвонились до коллеги, не смогли по телефону уточнить цифры в отчете, а потом написали письмо и 5, 10, 20 минут ждут ответа, накатывает беспомощность. Страх ошибки порождает прокрастинацию, чувство вины за недовыполнение рабочих задач и тревожность. Следом за ними шаг в шаг идут стресс, выгорание, депрессия.

Все эти моменты — паззлы одной большой культуры удаленного общения. Культура удаленного общения — это когда вы в курсе планируемых созвонов, знаете о каналах связи для плановых и экстренных задач, уверены, что в оговоренное время коллега/начальник будет доступен, понимаете тональность планерок и личных чатов, следуете режиму синхронной или асинхронной коммуникации.

К сожалению, у большинства компаний, с нуля перешедших на удаленку, культуры удаленного общения пока нет. За прошедшие полгода-год она просто не успела сформироваться. У небольшого, слабо формализованного бизнеса можно надеяться на самостоятельное формирование удаленной коммуникации. Пара факапов тут, пара там — и все наладится. В крупных, зарегламентированных организациях с вертикальной структурой и четко разделенными уровнями управления, культуру удаленного общения придется формировать и внедрять, а для удаленной коммуникации выстраивать отдельные бизнес-процессы.

Притворись работающим

Прежде чем вкладываться в бизнес-процессы, культуру и инфраструктуру, многие бизнесы сразу перескочили на этап Шерлока Холмса — начали отслеживать работу сотрудников разного рода трекерами. Нет, это вполне себе вариант, но «действие равно противодействию» и единомышленники Джорджа Оруэлла активно начали искать способы заставить мышку двигаться, кнопки нажиматься, страницы листаться.

Без привязки к четким KPI, рабочий процесс на удаленке превращается в гонку за статистикой активности. И даже добросовестные сотрудники часто выбирают длинный путь решения задачи. Ведь если он быстро и красиво сделал проект за меньшее время, он меньше и получит. Зачем оно надо?

А еще тайм-трекеры не учитывают время, когда менеджер вертит задачу так и эдак за мытьем посуды, обсуждает итоги по телефону, тупо смотрит в монитор, потому что голова не работает… Классическая демотивация вместо эффективности.

Вообще, если собрать впечатления сотрудников среднего звена при работе с тайм-трекером рабочий день с перекурами, кофе-паузами и звонками растягивается на реальных 10, а то и 11 часов. Потому что реально невозможно непрерывно проектировать, рисовать, писать, продавать, кодить восемь часов из восьми. Вот почему работа с трекерами — это сначала перманентный стресс, потом приступ хитрости, а потом и профессиональная деформация.

«...тяжелее привыкнуть к другому: к тому, что нужно работать по 8 часов. Ты вроде бы целый день за компьютером, а на трекере только 6 часов накапало. Я, например, не могу целый день писать код, мне нужно походить, размяться. И это, конечно, не засчитывается в рабочее время. В последнее время ощущается тенденция на закручивание гаек в виде более жестких требований по метрикам трекера. Спустя почти полтора года работы в N я чувствую, что утомился. Если проект и задачи нормальные, то, в принципе, можно работать по 40 часов в неделю так, чтобы мозги не закипели. Напрягает, когда задач мало, и тебя пытаются загружать хоть чем-нибудь, чтобы ты не бездельничал».

Артем Куц, Python/Ruby/JS разработчик

Все это кажется надуманным, пока не посмотришь на статистику. РБК пишет, что с начала пандемии корпоративных психологов в России стали искать на 30% чаще и социально ответственный бизнес добавил консультации с психологом к обязательному ДМС и компенсации связи.

И да, действительно есть люди без проблем с социализацией, психологической перегрузкой и коммуникацией на удаленке. Но это люди либо уже давно и с удовольствием работают дома, либо с переходом в home office чувствуют себя самыми счастливыми. Остальным сложно. Особенно тем, кто надеялся на возвращение в реальный коллектив. Когда офис закрывается, а их переводят на постоянный дистанционный режим, такие люди остаются как та старуха из «Золотой рыбки» — у разбитого корыта.

Если вы заметили опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Онлайн-помощник
Хочу узнать подробности.
Нет, спасибо!
Скрыть
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен в редакцию: