Отправить статью или инфоповод

Субсидиарная ответственность на практике: в чем сложность и опасность

Субсидиарная ответственность на практике: в чем сложность и опасность
Иллюстрация: ClarkandCompany/Gettyimages

В период кризиса, вызванного пандемией коронавируса, эксперты прогнозируют процесс массовой ликвидации предприятий и вал судов по неисполненным обязательствам и долгам. Ведущий специалист консалтинговой компании «Юкей» Анатолий Матюшин объясняет нюансы понятия «субсидиарная ответственность» и описывает особенности правоприменительной практики, которые необходимо знать.

Ведущий консультант консалтинговой компании «Юкей»
Бизнес — это всегда риск и повышенная ответственность. Не случайно есть даже понятие «предпринимательский риск». Проблемы, вызванные «коронакризисом» — например, снижение платежеспособного спроса, прямой запрет на работу ТЦ и другим организациям и так далее — поставили под угрозу существование многих компаний.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте Борис Титов еще в апреле советовал бизнесменам закрывать свои предприятия в условиях пандемии коронавируса и связанных с ней ограничений, если они не уверены в перспективах восстановления стабильных финансовых показателей в дальнейшем. За прошедший месяц в лучшую сторону ситуация не изменилась.

Очевидно, в будущем нас ждут не только массовые ликвидации предприятий, но и судебные разбирательства, связанные с долгами и другими неисполненными обязательствами. Как следствие, рост заявлений о банкротстве. В октябре как раз заканчивается мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении должников.

В существующей процедуре банкротства в России есть много нюансов. И есть такие положения, которые юридическим и бизнес-сообществом зачастую оцениваются как запредельные и чересчур жесткие. Настолько, что могут отбить желание заниматься предпринимательской деятельностью вообще. Речь идет о субсидиарной ответственности.

Что такое субсидиарная ответственность?

Институт субсидиарной ответственности появился как реакция на низкую эффективность института взыскания убытков. Фактически отсутствовал инструмент, защищающий интересы кредиторов от недобросовестных действий владельцев, топ-менеджеров и других контролирующих должника лиц (КДЛ).

Некоторые не без оснований считают, что это удвоение сущности убытков, то же самое, только механизм доказывания легче.

Субсидиарная ответственность по обязательствам должника означает следующее: если ваше юридическое лицо признано банкротом и у него нет денег, чтобы расплатиться по долгам, то вы как КДЛ в связи с тем, что совершили сделки, причинившие вред кредиторам либо несвоевременно подали заявление о банкротстве, будете расплачиваться по этим долгам. Однако расплачиваться вы будете субсидиарно, то есть после того как будут исчерпаны иные возможности наполнения конкурсной массы и удовлетворения требований кредиторов.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 года № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» декларируется, что привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов. Как говорят «За игру в бизнес не по правилам» в случаях, когда в отношениях усматриваются уголовно-правовые перспективы.

Однако на практике это основное положение зачастую игнорируется участниками банкротных процессов, для которых цель оправдывает средства.

Контролирующие должника лица — это кто?

Под понятие «контролирующие должника лица» могут подходить лица, которые не имеют прямого отношения к компании, но у них есть возможность влиять на тех, кто принимает решения. В результате, к субсидиарной ответственности могут быть привлечены даже те, кто имеет к должнику очень косвенное отношение.

Открытые перечни оснований и случаев признания лица контролирующим должника изначально создают неопределенность и широкие возможности для предъявления требований максимально широкому кругу лиц, чтобы наполнить за их счет конкурсную массу деньгам.

Помимо руководителей и участников должника КДЛ могут быть признаны:

  • Бухгалтеры, менеджеры, юристы, визировавшие договор либо участвовавшие в рассмотрении дела в суде.
  • Лица, повлиявшие на решение, извлекшие выгоду, например, получившие существенный актив должника.

Причем, возможность влиять на решения может устанавливаться с учетом обстоятельств совместного проживания, длительной совместной служебной деятельности (в том числе военная служба, гражданская служба), совместного обучения и так далее. И эти обстоятельства могут устанавливаться на основе оперативно-розыскных мероприятий.

Требования о привлечении к субсидиарной ответственности могут быть предъявлены даже к наследникам КДЛ в размере наследственной массы.

В чем сложность и опасность субсидиарной ответственности?

Сложность института субсидиарной ответственности в практическом плане для лиц, которые могут быть к ней привлечены, состоит в облегченном по сравнению с убытками механизме доказывания (широкие обратные презумпции), непредсказуемости (отсутствии единообразия в практике) и неизбежности применения.

Несмотря на то, что Верховный суд указал на исключительность механизма «субсидиарной ответственности», он превратился в ординарный способ удовлетворения требований кредиторов.

Один из основных участников дела о банкротстве, формировавшим запрос на инструмент «субсидиарная ответственность», — это Федеральная налоговая служба. Ведомство в 2017 году опубликовало письмо № СА-4-18/16148@ «О применении налоговыми органами положений главы III.2 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ», в котором разъяснило и даже развило новые нормы о субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, а также дало рекомендации относительно порядка их применения территориальными инспекциями.

Основной целью привлечения к субсидиарной ответственности в письме названы «поступления в бюджет», а привлечение к ответственности только номинального руководителя «свидетельствует о ненадлежащем использовании территориальными органами института субсидиарной ответственности». Инспекциям рекомендовано во всех случаях выявлять и привлекать номинального руководителя должника к ответственности в качестве соответчика с фактически контролирующим должника лицом.

Необходимо отметить, что правом на подачу иска о привлечении к субсидиарной ответственности обладает широкий круг лиц, в том числе отдельный конкурсный кредитор.

Непредсказуемость практики определяется широким судебным усмотрением, квалификацией судей, рассматривающих дела о банкротстве, в рамках которых предметом рассмотрения становится весь спектр правоотношений (гражданских, налоговых, семейных и так далее).

Не вносит определенности в ситуацию потеря единообразия в экономических спорах в связи с объединением судов.

Опасность этого института состоит также в том, что при облегченном механизме доказывания в деле о банкротстве выводы суда имеют уголовно-правовые перспективы для КДЛ. Например: по статье 195 Уголовного кодекса «Неправомерные действия при банкротстве».

По существу при привлечении к субсидиарной ответственности могут быть сформированы преюдициальные (установленные) обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения к уголовной ответственности. Таким образом, через облегченные обратные презумпции института субсидиарной ответственности во многом преодолевается бремя доказывания в уголовном процессе, где должен использоваться самый строгий стандарт доказывания «Вне всяких разумных сомнений».

Реально ли доказать свою непричастность и как это сделать?

В идеальной ситуации при привлечении к субсидиарной ответственности, как и к ответственности по убыткам в принципе, используется строгий гражданско-правовой стандарт доказывания: четкие и убедительные доказательства влияния на деятельность, вызвавшие негативные последствия.

В действительности, нередко от судей приходится слышать, что им в этих отношениях надо определиться с тем, кого они защищают. Суды стоят на прокредиторских позициях, защищают кредиторов, зачастую оказывают содействие в доказывании.

Кредиторам доказать основания для привлечения к субсидиарной ответственности помогают также широкие обратные презумпции, перебрасывающие бремя опровержения обстоятельств на лиц, которые привлекаются к субсидиарной ответственности. По сути эти лица должны доказать, что не являлись КДЛ и/или не причиняли вред. «Партизанское» молчание с их стороны или невозможность доказать отрицательный факт будет расценено как недобросовестность. Защищаться в этих спорах на порядок сложнее, чем нападать.

Сложившуюся ситуацию активно используют арбитражные управляющие и сопровождающие банкротство юристы, которые ищут альтернативные предусмотренному законом о банкротстве варианты удовлетворения материальных интересов, предлагающие лояльность и минимизацию непредсказуемых рисков «субсидиарки» в сопровождаемых ими процедурах.

Может ли текущий кризис повлиять на ситуацию, например, стимулировать законодателя к смягчению законодательства, учитывая тяжелую ситуацию в экономике? Скорее, нет. Еще до текущей ситуации Минэкономразвития представило масштабные поправки в закон о банкротстве. В числе предложений — введение реструктуризации долгов, исключение процедуры наблюдения. Предложений по существенным изменениям главы III.2. Закона о банкротстве нет.

Следует отметить, что законопроектом на стадии реструктуризации предлагается возможность принятия срочных временных мер, направленных на обеспечение сохранности имущества должника в форме запрета на распоряжение имуществом.

Указанный запрет может быть установлен арбитражным судом в отношении имущества должника, имущества контролирующих должника лиц, имущества иного лица, в отношении которого должник или контролирующие должника лица являются контролирующими и так далее.

При этом при принятии этих мер используется самый легкий стандарт доказывания «на первый взгляд» (a prima facie). То есть очень быстро, без вызова лиц и с минимальной степенью достоверности.

Для минимизации рисков можно посоветовать следующее:

  • в обороте действовать добросовестно и разумно, более осторожно, менее рискованно;
  • при принятии решений учитывать не только обстоятельства юридической аффилированности, но и обстоятельства фактической аффилированности, возможного банкротства контрагента по сделке и возможного банкротства вашей компании;
  • рассматривать банкротство как один из возможных сценариев развития бизнеса.

Если вы заметили опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Закрыть
Автоматизация бухгалтерии
для любого бизнеса
Сервис «Моё дело» поможет вам автоматизировать
рутинные процессы, он всё сделает сам: рассчитает
налоги, создаст счета, заполнит декларации,
отправит в налоговую и фонды.
Просто попробуйте. Это бесплатно!
Попробовать бесплатно
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен в редакцию: