Отправить статью или инфоповод

Какая поддержка нужна предпринимателям от государства, и почему это не деньги: история Дмитрия Лутченко — Coffee Machine

Какая поддержка нужна предпринимателям от государства, и почему это не деньги: история Дмитрия Лутченко — Coffee Machine
Дмитрий Лутченко, Coffee Machine | © Денис Бутенко

Эксперты утверждают, что в этом году государство предлагает бизнесу беспрецедентные меры поддержки. Но зачастую предприниматели даже не интересуются, есть ли в этих мерах что-то полезное для их бизнесов. Предприниматель, генеральный директор сети автокафе Coffee Machine, Дмитрий Лутченко рассказывает о личном опыте взаимодействия с государственными учреждениями и о том, что нужно бизнесу на самом деле.

Генеральный директор сети автокафе Coffee Machine

Так сложилось, что различные меры поддержки обходят стороной сферу услуг. И на самом деле это правильно. Во-первых, она довольно успешно развивается сама по себе. Во-вторых, я считаю, что деньги от государства в этой сфере способны принести больше вреда, чем пользы. Бизнес, который предприниматель без посторонней помощи вырастил из маленького предприятия в крупное, всегда сильнее и жизнеспособнее, чем бизнес, построенный на государственные деньги.

Поскольку Coffee Machine работает в сфере общественного питания и тоже относится к сфере услуг, мы не избалованы государственной поддержкой. Но опыт взаимодействия с государственными структурами у нас есть. В том числе и положительный. Давайте сначала поговорим о нем.

Какими мерами поддержки мы успешно воспользовались

Мы пользуемся поддержкой Гарантийного фонда. Его подразделения есть в каждом регионе, но условия в них могут несколько отличаться. Суть вот в чем. Когда нам нужно получить кредит, банки обычно оценивают наши активы крайне низко. На открытие одного автокафе требуется 5–6 миллионов рублей. Наши активы — это павильоны и оборудование. Банкам же интересны более ликвидные активы, такие как, например, недвижимость, транспортные средства. Поэтому залоговую стоимость активов автокафе они оценивают в 300–800 тысяч рублей. Гарантийный фонд помогает увеличить залоговую стоимость втрое. Если залог компании 30%, Гарантийный фонд добавляет к нему 70%. Это не освобождает компанию от выплаты полной суммы кредита и процентов, но в случае банкротства выплату 70% долга берет на себя Гарантийный фонд. Услуги фонда не бесплатны, вы должны будете оплатить начальный взнос и, возможно, процент, но это позволяет увеличить сумму кредита до приемлемых величин.

Мы довольно успешно сотрудничали с Ростуризмом, который, увы, недавно был расформирован. В сентябре 2022 года мы участвовали в гастрофестивале «От Арктики до Дальнего Востока», который был организован во Владивостоке Ростуризмом, Администрацией Приморского края и Туристско-информационным центром. Обычно участие в гастрофестивалях платное, нужно оплатить аренду места, организационные взносы, иногда процент от выручки. В данном случае мы ничего не платили, и все заработанное осталось при нас. У фестиваля была очень хорошая информационная поддержка, было много гостей.

В 2020 и 2021 году мы при поддержке организации «Мой бизнес» участвовали в Международной выставке франшиз BUYBRAND Expo. Нам компенсировали стоимость билетов из Владивостока в Москву и обратно, аренду места и всего, что требовалось для участия в выставке. Мы оплачивали только проживание.

В 2020 году, когда началась пандемия, мы получили субсидию как компания, которая не проводила сокращение штата. Это была довольно значительная сумма, которую мы получили при посредничестве банка, с которым работаем.

К сожалению, этим наш положительный опыт взаимодействия с государственными учреждениями ограничивается. Теперь давайте поговорим о том, что идет не так.

С какими проблемами мы сталкиваемся на уровне госучреждений

На отраслевых мероприятиях Росавтодор уверяет, что готов предоставлять участки вдоль дорог бизнесу. Но на деле ничего из этого не выходит. С одной стороны, представители Росавтодора говорят, что заинтересованы в нас. С другой стороны, они не представляют, насколько сложно нашему бизнесу заработать. Когда нам предлагают поставить автокафе в «кармане» на трассе, но «где-нибудь подальше за заправкой», мы честно говорим, что это не будет работать, бизнес не выживет, будет пустая трата денег и времени. Ничего лучше нам предложить не могут. Хотя мы тщательно изучили все «карманы» на трассе «Дон», например, их там около 60. И в лучшем случае там стоят АЗС или очень дешевый общепит для дальнобойщиков возле городов. Получается, что пустующей земли много, но сдавать ее нам никто не спешит.

Наши автокафе — это НТО, нестационарный торговый объект. Чтобы его установить в каком-либо городе, мы обращаемся в администрацию. И часто на уровне мэра или его заместителя мы встречаем большую заинтересованность. Мы показываем список пустующих участков, пустырей или свалок, рассказываем о том, сколько денег установка на них наших автокафе принесет в бюджет города. А дальше нас «пускают по процедуре», которая настолько сложна, как будто мы собираемся строить стадион, а не мобильный павильон. И вот мы доходим до архитектора, который говорит: «Мне не нравится». И дальше этого «не нравится» мы уже никуда не движемся. В итоге нам сообщают, что из предложенного нами списка участков нам ничего предоставить невозможно, но есть участок в 5 км от города без дороги и электричества — вот его нам с радостью дадут.

У нас был опыт сотрудничества с «Корпорацией развития Дальнего Востока и Арктики». Раньше можно было представить строительный проект с минимальными инвестициями в размере 5 миллионов рублей, защитить его и получить под его реализацию участки земли в аренду. А затем отчитаться о выполнении проекта. Именно так мы получили три участка в аренду на 70 лет. Но на соседнем участке было возведено 30-этажное здание, подъезд к которому был спроектирован через наш участок. Из-за этого нам пришлось два года судиться и отложить реализацию проекта. К сожалению, «Корпорация развития Дальнего Востока и Арктики» от решения проблемы устранилась, сказав нам: «Разбирайтесь как-нибудь сами». Теперь этот механизм выделения участков не работает, их можно получить только через аукцион.

На аукцион можно вывести интересный для бизнеса участок с помощью довольно сложной процедуры. И делая это, я готов за него побороться с другими участниками рынка. Правила проведения аукционов регулируются федеральным законодательством. И первоначальный взнос для входа на аукцион очень низкий. Возможно, он был установлен именно на этом уровне из благих побуждений, но в реальности это приводит к тому, что на аукцион легко входят недобросовестные участники. Не с целью приобретения участка, а с целью наживы. Они начинают торговаться, а в перерыве подходят и предлагают снять ставку в обмен на денежное вознаграждение, размер которого варьируется в зависимости от привлекательности участка. Если тебе нужен участок, ты должен договориться таким образом со всеми 3–5 участниками.

Бывает, что такой недобросовестный участник заходит на аукцион с пятью юридическими лицами. Но чаще с двумя — одним реальным, и одним, оформленным на подставное лицо. Реальное юрлицо нужно на случай, если удастся заполучить участок за разумные деньги (чтобы потом сдать в субаренду). А подставное — чтобы «сломать» аукцион и не дать никому выиграть. Все, чем рискует такой участник — это небольшая сумма взноса и кредитная история фирмы-однодневки.

Чего я хочу от госучреждений как предприниматель

На самом деле бизнесу не нужны деньги от государства как мера поддержки. Если мне будут нужны деньги, я обращусь к инвесторам и банкам. Более того, я не хочу брать деньги от государства, потому что мне будет неспокойно. Когда мы занимались социальным проектом «За дело», я подал заявку на грант и получил его. Но лучше бы я его не получал. Половина гранта ушла на уплату налогов, а другая половина — на оплату работы бухгалтеров и юристов, чтобы правильно отчитаться о расходовании средств.

У кредитных организаций есть мягкие системы контроля. Прежде чем выдать деньги, они оценивают бизнес, анализируют кредитную историю, берут залог. У них есть на это ресурсы. А государство этого не умеет, у него есть только деньги. Оно выдает их, если вы проходите по формальным критериям. А когда захочет проверить, как вы этими деньгами распорядились, поручает это прокуратуре. Проще со всем этим не связываться вовсе.

Мне как предпринимателю нужна рабочая инфраструктура. Нужны понятные процедуры выделения земельных участков вдоль дорог. Чтобы чиновники были в этом заинтересованы, чтобы у них в качестве KPI было бы количество денег, полученных бюджетом от бизнеса, или хотя бы заключенных договоров аренды земельных участков.

Мне нужны прозрачные аукционы на электронных площадках с высоким первоначальным взносом и проверкой участников, чтобы это были реальные бизнесы, а не фирмы, оформленные на подставных лиц. И как только арендатор перестает платить городу аренду, нужна процедура, позволяющая у него быстро забрать земельный участок. У Coffee Machine есть франчайзи, который вложил кучу денег, взял в аренду участок у недобросовестных арендаторов, которые не собирались платить аренду администрации, но зато исправно брали деньги с него. Он об этом узнал, когда администрация прислала краны и предписание все демонтировать после полутора лет судебных разбирательств. Если арендатор не платит, договора должны мгновенно расторгаться.

«Я хочу, чтобы меня как предпринимателя не трогали» — это популярное утверждение, но это неправда. Я хочу, чтобы мне помогали, предоставляя инфраструктуру. Но я сейчас не вижу каких-то подвижек. Для этого нужна большая политическая воля.

Если вы заметили опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш
Подписывайтесь на наш
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен в редакцию: