Отправить статью или инфоповод

«Бабушки видели одиноко стоящие самокаты и тащили их внукам домой»: история Ивана Серебренникова — самокатшеринг «Карусель»

«Бабушки видели одиноко стоящие самокаты и тащили их внукам домой»: история Ивана Серебренникова — самокатшеринг «Карусель»
© Пресс-служба «Карусель»

За последние годы электросамокаты стали органичной частью городского пейзажа: их по достоинству оценили курьеры, медработники, почтальоны, а также все, кому важно быстро и комфортно передвигаться по городу. Почему кикшеринг «выстрелил» в 2020 году и как будет развиваться рынок электросамокатов сейчас — рассказывает Иван Серебренников, основатель компании самокатшеринга «Карусель».

Основатель компании самокатшеринга «Карусель»

Судьбоносный бэкграунд

Сейчас мне 36 лет, в бизнесе я с 17. В послестуденческие годы жил в Иркутске, мы с другом организовали компанию по поставке в Россию ламината из Китая. Начиналось все с небольших партий, которые привозили в контейнерах и продавали местным магазинам и рынкам стройматериалов. Дело пошло в гору, и уже через несколько лет мы поставляли ламинат в крупные сети, такие, OBI, Сastorama, Бауцентр, Максидом и другие.

Выручка компании достигла более 300 миллионов рублей в год. После переезда в Москву, я увидел на улицах города «интересно» раскрашенные машины, так я узнал о существовании каршеринга, любовь к автомобилям не позволила мне пройти мимо этого бизнеса, так я основал параллельный бизнес — каршеринговую компанию «Карусель».

Представьте себе, на дворе 2017 год, никто из моего окружения не знал даже такого слова. Меня же идея заинтересовала — я всегда был погружен в автомобильную тему, поэтому активно начал изучать возможность получения лизинга. Тогда я решил открыть каршеринг самостоятельно. Так в 2017 году появилась компания «Карусель», название которой созвучно с английским словом car (авто) и use (использовать), что соответствовало смыслу бизнеса.

Каршеринг по-русски

Опишу ситуацию, сложившуюся на тот момент: в России есть всего пара каршерингов, программ для автомобилей нет, да и клиентов, если честно, пока еще тоже. Тогда 99% людей не верили, что можно не владеть автомобилем, а оказаться за рулем, просто подав команду с мобильного телефона и заплатив за поездку 200 рублей, как на такси. Я начал преодолевать этот «Эверест» задач и неизвестных проблем, число которых даже сложно было спрогнозировать. Да и сколько потребуется инвестиций тоже представлялось слабо в связи с астрономической скоростью изменения этого рынка.

Мне удалось собрать команду единомышленников. В качестве автомобилей выбрали нашу LADA Granta: эти автомобили были в полтора раза дешевле зарубежных конкурентов, а ремонт так в 4 раза дешевле в случае ДТП или поломки, да и хайп на патриотизм в то время благоволил строить бизнес на отечественных продуктах. Все это позволило сделать каршеринг доступным для водителей с 18 лет, тогда как все конкуренты до сих пор допускают за руль лишь опытных водителей с 21 года со стажем вождения от двух лет. «Карусель» закрыла «молодежную» нишу, став любимым каршерингом студентов.

Переориентация бизнеса на кикшеринг

В 2019 году на улицах Лос-Анджелеса я впервые увидел шеринговые электросамокаты. Я прокатился — это было невероятно! В Москве эта тема была совсем не развита. А увидев стоимость этой услуги, я очень быстро прикинул математику, она билась, в отличие от каршеринга. Идея показалась мне прогрессивной, а учитывая то, что у меня уже была половина необходимых ресурсов (IT, команда и клиенты), я загорелся новой идеей, ведь управлять парком электросамокатов в 10 раз легче, чем автомобилем.

Самокаты дешевле и проще в обслуживании: сравните, один самокат стоит 1 тысячу долларов, а автомобиль — 7 000–10 000. Самокатам не требуется ни бензин, ни мойки, ни водительские удостоверения, у них нет ОСАГО и ДТП. Зато есть использование той же технологии шеринга, приложения, удаленного управления объектами и сотрудниками — такой опыт у «Карусели» уже был. Не только опыт, но и клиентская база, состоящая из 400 000 пользователей. Тогда я начал переориентацию своей компании с каршеринга на кикшеринг, чтобы стать одной из первых сетей аренды электросамокатов в России.

Тут и пригодился 10-летний опыт торговли с Китаем. Я поехал туда выбирать электросамокаты, ведь такие шеринговые модели не продаются в обычных магазинах, а заказываются на заводе большими партиями. Такой самокат не похож на бытовой. Он более прочный, оснащен модулями для дистанционного управления через спутники, а также механизмом замены батареи «на лету».

С китайцами я договорился на производство первой партии 1 000 самокатов к началу сезона 2020 года. Теперь нужно было привлечь инвестиции, а это почти один миллион долларов. В Москве я провел краудфандинговую кампанию: она оказалась настолько успешной, что мы получили 70 миллионов рублей от частных инвесторов. Думаю, многие тогда почувствовали, что идея «зайдет», и вложились.

Старт в разгар эпидемии

Инвестиции привлечены, завод в Китае вовсю производит 1 000 самокатов под заказ, команда программистов вносит изменения в мобильное приложение — мы с нетерпением ждали сезона 2020 года. А дальше вы уже сами догадываетесь, что было. В марте объявили локдаун, и мы все сели по домам с апреля до середины июня. Выход на улицу в Москве осуществлялся по пропускам, каршеринг власти принудительно остановили вовсе, новый бизнес не запустить. Какие тут самокаты? А люди уже наняты, зарплата платится, китайцы произвели самокаты и просят доплаты. Таможня требует ввозной НДС и пошлины. Можете представить себе всю безысходность ситуации?

Но темный час бывает перед рассветом — тут эта поговорка применима. Как только с июля сняли ковидные ограничения в Москве, прокатные самокаты оказались как нельзя кстати. В центре города пассажиры стали предпочитать толкотне в автобусе поездку на самокате в одиночку и без маски. Спрос на кикшеринг сразу превзошел все смелые ожидания. Самокатов было еще не так много, каждый делал в сутки по 7–10 поездок. У нас появился доход. Можно было нанимать больше персонала и развивать продукт.

Вандализм и кражи

Не обошлось и без сложностей. Все же электросамокаты стали для москвичей чем-то совершенно новым и необычным. Первое, о чем обычно спрашивают в связи с этим — что мы делали с вандализмом и кражами самокатов? Такие случаи и правда были, но разовые и смешные. Ведь шеринговые модели не предназначены для бытовых нужд: их не зарядить от розетки, у них нет кнопки включения, они снабжены датчиками контроля. Бабушки видели одиноко стоящие самокаты и тащили их внукам домой. Был случай, когда гражданин отправил два наших самоката контейнером своим родственникам в СНГ. Естественно, все кражи обнаруживались сотрудниками по спутнику в течение суток. К нарушителям приходили по координатам и видели изумленные и «невинные» глаза людей, не понимающих, как их нашли и почему так быстро. В 2021 году таких случаев уже нет совсем. Все привыкли к стоящим у каждого перекрестка самокатам. Они стали средством передвижения внутри районов города, а не диковинкой.

Рынок кикшеринга в России

Конечно, у нас есть конкуренты, но не новички, а такие же первопроходцы, появившиеся в 2019-м. Новых компаний в этом бизнесе уже не появляется — разве что только «Яндекс» вышел в этот сегмент. Ландшафт рынка уже сложился. Теперь игроки будут расширяться географически, используя накопленный опыт. В России еще сотни городов, где нужны электросамокаты. Это как сотовая связь в 2000-х: сперва появилась в столицах, потом в крупных городах, а через 10 лет — она уже везде, и уже сложно представить жизнь без смартфона.

Мы ожидаем, что пользование самокатом для коротких поездок станет привычкой у миллионов человек. А для представителей таких профессий как курьер, участковый врач, почтальон, работник ЖКХ, продавец-коммивояжер, сотрудник собеса самокат станет верным другом и помощником. Через 10 лет наши города изменятся — станут более «человечными». Везде появятся велодорожки, примут правила ПДД для самокатов. И, наконец, прекратится засилье автодорог, машин и автопарковок, а мы станем жить экологичнее и дышать свежим воздухом.

Если вы заметили опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен в редакцию: