Отправить статью или инфоповод

На грани творчества и технологий: история успеха IT-группы Открытие

На грани творчества и технологий: история успеха IT-группы Открытие
© IT группа Открытие

В 2016 году на российском рынке появилась IT-группа Открытие: маленькая компания, занимающаяся сначала поставками оборудования, потом производством системных блоков компьютеров для государственных учреждений. Ее основателю было интересно погружаться в новые технологии, и в какой-то момент простых задач стало мало. Компания совершила пивот в сторону мультимедиа, и теперь занимается интерактивными проектами. Одним из них стала сенсорная комната для Центра социокультурной реабилитации Дианы Гурцкой в Москве, где команде пришлось буквально превзойти себя. О том, как перейти от производства компьютеров к интерактивным проектам, развиваться через вызовы и реализовывать не оформившиеся до конца идеи, рассказал Владимир Розин, генеральный директор IT-группы Открытие.

Генеральный директор IT группы Открытие

Первые шаги и стремительное развитие

По профессии я экономист, получил высшее образование в Тюменском госуниверситете, второе образование юридическое и сверху степень MBA в Лондонском университете. Очень долго работал в «Транснефти», но с 2015 года стал задумываться о том, чтобы сделать что-то свое. Хотелось полностью управлять задачами и рассчитывать только на свои силы.

Бизнес должен был подразумевать прибыльные и одновременно интересные проекты, поэтому я ушел в технологии. Так в 2016 году появилась IT-группа Открытие. Запуск был исключительно на свои деньги. А команду собирал из близких знакомых и товарищей, с кем до этого уже работал.

Изначально мы занимались поставками компьютерного оборудования и оргтехники по тендерам госзаказчикам, но вскоре надоело просто перевозить коробки — мы захотели что-то монтировать и интегрировать. Поэтому через год перепрофилировались: мне привозили оборудование, я вместе со специалистами разрабатывал проект, проводил монтаж и менял IT-инфраструктуру заказчиков.

После этого этапа возникло желание создавать, поэтому в 2018 году мы открыли производство системных блоков компьютеров в российские госучреждения. Собирали их из комплектующих европейского или китайского производства, которые закупали у представителей производителей в России. Ставили лицензионное ПО, офисные и прикладные приложения. Фактически, мы проводили импортозамещение, и наша альтернатива оказалась хорошей и по цене, и по качеству. Эти компьютеры у наших клиентов до сих пор работают и практически не было гарантийных случаев.

Когда мы работали с компьютерами, в нашем штате появились первые разработчики. Они стали делать софт с нуля, захотелось применить эту компетенцию. Так мы занялись производством сенсорных терминалов: информационных киосков, которые стоят на остановках, в туристических местах. Это панели, где люди могут почерпнуть информацию о локации, погоде, посмотреть сводки новостей, проголосовать в опросах по благоустройству районов. Мы разработали всю систему, собрали корпуса, которые не боятся погодных условий. Терминалы отправляли в регионы по заказам городских и областных администраций.

Нам нравилось это направление, было здорово делать вклад в благоустройство городов, но оказалось, что рынок маленький и на большие объемы производства выйти нереально. Из-за долгих согласований мы полгода делаем один терминал, а нам хотелось делать 3–5 тысяч в месяц. В итоге, пришли к тому, что направление экономически невыгодное и его лучше закрыть.

От системных блоков к мультимедиа-решениям

Со временем у нашей команды развивались инженерные навыки, организаторские и технические компетенции, поэтому нам захотелось попробовать что-то новое. Уже не просто собирать железо и создавать классические устройства, а делать масштабные проекты. Поэтому в 2019 году с командой решили попробовать свои силы в мультимедиа.

Первым проектом стал заказ на переоборудование Тюменского технопарка. Мы оборудовали малый конференц зал, который был центром для собраний правительства Тюменской области. Кроме него сделали большой конференц зал для проведения всех крупных мероприятий и концертный зал. В этих локациях позже прошел «Тюменский нефтегазовый форум» — главное деловое мероприятие в отрасли в России. Функциональности площадок, которые мы создали, хватило для такого масштабного события.

После этого проекта мы поняли, что направление нам нравится, нам хватает компетенций, чтобы начать работать в нем, поэтому стали брать новые проекты. Вместе с этим расширяли команду: в ней появились инженеры по звуку, по свету и по видео. Каждому из этих микро-направлений мы обучались: ездили на отраслевые конференции, перенимали опыт других компаний по всему миру, старались больше узнать о новинках рынка и технологиях.

С появлением новых проектов добавлялись и новые сложности. У нас расширялась география заказчиков, мы охватили буквально всю Россию: самый западный проект возник в Краснодарском крае, самый восточный — в республике Саха, Якутия. Проекты были крупными, порой, в другие регионы мы отправляли 2–3 фуры с оборудованием. А потом туда же ехала команда, чтобы на месте все это смонтировать, пусконаладить, запустить и сдать.

Часто несколько проектов запускались одновременно в разных регионах. Команды работали в разных часовых поясах: бэк-офис в Москве, фронт-офис на объекте где-нибудь в Омске. Так у нас появился отдел логистики, на плечи которого легли задачи по координации ведения проектов и поставок. А кроме него мы создали единую систему управления проектами. Над продуктом работали ребята из разных подразделений, с которыми мы собрали все задачи воедино.

Сейчас у нас есть программный продукт, в котором каждый проект выглядит как матрица, куда мы вносим всю входящую информацию. Это и логистика, и поставки, и сроки работ, и наличие подрядчиков на объекте. Цикл управления проектом разбивается по деталям. Можно зайти и погрузиться в нюансы: увидеть, что было сделано за каждый период исполнения контракта, — все очень удобно.

Интерактивные проекты: фантазия и технологии

В мультимедиа много интересных направлений — в частности, иммерсивные инсталляции. Это проекты, в которых творческие задачи сочетаются с инженерными, где вместе трудятся дизайнеры, саунддизайнеры, инженеры, программисты, разработчики. Получается очень увлекательная коллаборация.

Одним из главных интерактивных проектов для нас стала сенсорная комната для Центра социокультурной реабилитации Дианы Гурцкой: это пространство, в котором много разных стимуляторов, воздействующих на органы чувств. То есть на слух, зрение, рецепторы кожи. В сенсорной комнате человек может сам создавать звуки, играть со светом и многое другое.

Изначально, не было четкого понимания, что именно из себя должна представлять сенсорная комната. Аналогов в России, да и в мире, не было. В конечном итоге, приняли решение сделать ее максимально функциональной, от чего родилось множество идей для воплощения.

Идеи были от сумасшедших, которые неясно, как воплотить, до самых простых. В итоге пришли к финальному виду: главный объект — огромный экран, который подсвечивают два идеально сшитых проектора. Получается невероятно широкая картинка, которая создает впечатление бесконечного пространства. Все это дополняет объемный звук, который распространяется равномерно в каждой точке комнаты — благодаря потолочному размещению его источников. Если петь или играть на музыкальном инструменте — меняется цвет, от движений рук получается музыка, а простой рисунок на планшете переносится на экран уже в виде цельной художественной картины.

Но даже когда у нас появился концепт и его 3D-модель, он не стал окончательным. Уже в ходе реализации проекта мы постоянно что-то дополняли, меняли. Творческий процесс был буквально до сдачи — все 4 месяца. Порой мы задерживались на объекте до 2–3 часов ночи, контролируя выполнение работ, что-то корректируя. Это была работа почти нон-стоп.

Как реализовать фантазии

Большая сложность с сенсорной комнатой была в том, что это не просто много разного оборудования, которое должно выполнять практические задачи: воздействовать на слух, зрение и так далее. Была еще творческая часть — сделать такое пространство, где каждый из детей найдет что-то интересное для себя, сможет реализовать свои творческие способности. Здесь даже можно проводить уроки по каким-то предметам — вокалу, изобразительному искусству.

Другой важный момент, над которым пришлось подумать, — автоматизация. Преподаватели, которые будут заниматься с детьми в сенсорной комнате — не технические специалисты, поэтому им нужен максимально простой, понятный, дружелюбный интерфейс, при этом эффективный и решающий все возникающие задачи. Сейчас мы видим, что все сделали правильно — люди приходят, бегло читают мануал, нажимают на кнопку, и у них все работает. У них не возникает потребности в долгом изучении или сторонних объяснениях, как и что сделать.

Проект был непростым и из-за количества объектов. Надо было сделать так, чтобы все инсталляции стабильно работали 24/7, не случилось никаких неожиданностей в процессе использования. И особенно серьезно пришлось повозиться с центральным элементом: огромным изогнутым экраном. На нем не просто что-то отображается: он связан с инсталляцией, которая позволяет движением рук смахивать листочки. Звучит и выглядит просто, но на практике реализовать трудно.

Сложнее всего было сшить проекторы, чтобы иметь четкую и слитную картинку. Технических навыков нам хватало, мы понимали, как это сделать, но сам процесс реализации был трудным, особенно процесс настройки. Мы взяли проекторы Panasonic с линзами с ультра-широким углом раскрытия. Линзы потрясающие, но работа с ними очень сложная. В некоторых странах Panasonic даже не предоставляет эти проекторы без своего инженера, который их настроит. Тем более у нас полукруглая стена, эти линзы подчеркивают каждую неровность, вплоть до мельчайших ямочек.

Бились мы с ними долго и тяжело, иногда все сбрасывалось и приходилось начинать заново. Но мы все же их победили, получили классную, сочную картинку без стыков. Когда сшили проекторы, пробно запустили какое-то видео с YouTube в этом огромном нестандартном соотношении сторон, и меня поразило, как это смотрится вживую.

Немало сложностей нам создал и выбор напольного покрытия. Сначала думали про ковролин, потом додумались до зеркального пола. Но здесь есть нюанс — этой комнатой будут пользоваться не день и не месяц, а годы и очень активно. Поэтому покрытие должно быть износостойким, легким в обслуживании и уборке. Ковролин оказался самым интересным решением, но сильно простым. Мы добавили люминесцентное покрытие: по кругу установлены УФ-светильники, благодаря которым комната оживает.

В целом, вся команда сходится во мнении, что проект сенсорной комнаты был самым интересным и увлекательным за последние год-два и одновременно стал настоящим вызовом нашим возможностям. Мы сильно выросли благодаря ему — научились искать неочевидные решения и справляться с фразой «такое сделать технически невозможно».

Помимо сенсорной комнаты, в 2022 году нам удалось запустить проекцию памятника в Усмани.

Результаты и планы

Сейчас мы очень бурно развиваемся, выручка увеличивается двукратно год к году, штат компании тоже растет. С каждым новым проектом появляются новые специалисты, которые вливаются в команду и усиливают наши общие компетенции.

Государственную поддержку для малого бизнеса мы пока не запрашивали. Но недавно получили аккредитацию в Минцифре как московская ИТ-компания и планируем воспользоваться открывающимися возможностями — это будет первый опыт.

Сейчас создаем концертные площадки, инновационные конференц-залы, камерные залы для разнообразных событий. Нам интересен звук, свет, видео, также постепенно развиваем сегмент интерактивных проектов и иммерсивных инсталляций и будем делать на нем упор. В целом, в наших планах сейчас прокачиваться в сфере мультимедиа как специалистам, учиться, повышать свой уровень, и пробовать новые интересные проекты.

Если вы заметили опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен в редакцию: